Демиург и Протагонист

Я тут, тем временем, болею, и в освободившуюся от текущих задач голову приходят интересные мысли.

Вот, например, в Захаровско-Горинско-Шварцевских фильмах очень интересное распределение ролей у персонажей. Там обязательно есть тот, кто создал реальность (назовем его Демиург) и герой, который в этой реальности действует (Протагонист). Этому правилу подчиняется даже «Формула любви», выпадающая из набора по многим другим признакам. Единственный фильм исключение из этой серии — это Мюнхгаузен. Но в этом, как раз, заключается одby из драматических конфликтов. У Мюнхгаузена как Демиурга НЕТ пратогониста, согласившегося принять его реальность. Ни в первой части, где туда могли бы попасть самые разные персонажи, начиная со случайного священника, и где в итоге оказывается, что созданный мир никому не нужен, ни во второй, где все претендуют на роль протагонистов, но никто не понимает истинной сути созданной реальности. Даже Марта, которая, казалось бы, была очарована этим миром, была не способна там жить.

В остальных же фильмах пара Демиург-Протагонист вполне четкая, и на их взаимодействии и строится сюжет. Более того, в последних трех фильмах эти амплуа принадлежат одним и тем же актерам — Янковскому-Абдулову.

С Драконом проще всего. Историй о том, как некий злой волшебник создал злой мир, в котором живет и действует герой довольно много. А вот в остальных историях все интереснее. И я даже не вспомню аналогов, где еще Демиург и Протагонист настолько активно действовали в сюжете, чтобы сложно было понять, кто же из них главный герой. Может вы вспомните?

Добавить комментарий